"Галич" Валерий Певзнер
Персональный сайт
Language
   

   

   

Рекомендованный браузер
 Mozilla Firefox
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Бард Топ

Форма входа
Поиск
Пакет "КАШТАН"
Друзья сайта






Старые забытые туристские песни
Песни у костра
festivali.org.ua

Настройка гитары

«Вы помните, вы все, конечно, помните», но, разумеется, не только эти есенинские строчки, но и стихо-песню другого великого поэта Булата Окуджавы «Последний троллейбус» - об одиноком прохожем, который поздней ночью садится в последний «синий троллейбус», надеясь, что его запоздалые пассажиры придут на помощь к терпящему беду человеку. Когда поэты – авторы собственных стихов, исполняемых под гитару, объединились в клуб «Синий троллейбус», я думаю, именно это обстоятельство стояло «за кадром» названия клуба. Одним из бессменных участников этого клуба, в котором состояли и состоят подлинные звезды жанра: от Галича и Высоцкого до Берковского и Мирзояна, и конечно, сам Булат Шалвович, – стал Валерий Певзнер.
В наше стремительное время называть членов клуба «Синий троллейбус» «авторами собственных стихов, исполняемых под гитару» громоздко и утомительно. Потому, наверное, придумали названия короткие, но одно нелепее другого – каэспешники, т.е самодеятельные создатели песни (как будто бывают не самодеятельные!) или, того хуже, барды. Для тех, кто не знает: в переводе с кельтского – бард значит «поэт в торжественном стиле». Вы можете себе представить в торжественном стиле, допустим: «Из окон корочкой несет поджаристой...»? Игорь Губерман назвал свои четверостишия собственным именем -«гарриками». По аналогии давайте наших авторов называть, к примеру, «галичами»!
«Галич» Валерий Певзнер твердо следует кредо, высказанному Окуджавой: «Художник видит перед собой единственную задачу – рассказать о себе, выразить себя, поделиться своими впечатлениями об  окружающем». Тем и интересен. Всякое волнение будь то событие в собственном мире, очерченном родными, друзьями и своим сердцем; будь то далекое, как землетрясение в Японии, - словно рождает ветер, трогающий струну – сначала души, потом гитары. И тогда у Валерия рождаются стихи – такие, например, как только что случившаяся отчаянная катастрофа в Японии:
Сегодня весь Дом Восходящего Солнца
Внезапно исчез, Растворившись во тьме,
И синее небо, став морем Японским,
Созвало зовущих на вечной корме...
Но что же за рок, что за дата такая?
«Одиннадцать» – тест свой на жизнь не сдала...
А помнишь, Нью-Йорк? С неба синего камень –
И нет за кормой жизни той, что была.
Япония, Япония...
Не понял я:
Не хватило земли? Нелепая
Симфония - Бумажные журавли...
Слушать"Япония-Япония"
   
Рождаются стихи и рождаются звуки – звуки, которые бумага, увы, воспроизвести не может. «Балладу о «Курске» Валерия Певзнера поют теперь каждый год в Севастополе в День российского Военно-Морского флота призжающие туда друзья и современники трагически погибшего экипажа подлодки. Поэт думает и волнуется стихами-песнями, которыми выражает себя, но если повезет найти отзвук в нашей душе, то тогда взволнованы и мы. Валерий Певзнер написал за свою жизнь боле 200 песен, и взволновать слушателя ему удается часто.

Он взял впервые в руки гитару в 1966-ом, когда ему было 18. «Оттепель» была на излете, и поэты-«шестидесятники» брали в руки гитару, как оружие, или приравнивали к штыку «перо», чтобы бороться с начинавшимся «застоем». «Оттепель» застала Валерия в украинском городе Днепродзержинске, где он оказался вместе с семьей: отец-офицер, летчик-испытатель, служил сначала в Китае, а потом на Соловках. По иронии судьбы начинавшаяся эпоха «застоя» оказалась связанной с именем земляка Валерия по Днепродзержинску Леонида Брежнева, который, правда, в том же 1966-ом в Днепродзержинске уже не жил – потому что стал Генсеком ЦК КПСС...
Еще на Соловках в гарнизонном магазине Валере купили баян, а в Днепродзержинске он учился на нем играть в музыкальной школе. Но какой там баян, если появился Высоцкий – на громадных бобинах скрипевших ленточных магнитофонов, и устоять против Высоцкого с гитарой было просто невозможно.
Однако подражания не было – было желание сесть рядом и поделиться под гитару своими собственными мыслями и с Высоцким, и с Визборорм, Кукиным, Клячкиным... Но толчком стала первая любовь – девочка, с которой Валеру посадили за одну парту. Это было еще на Соловках. И тогда родилась первая песня:
На душе ураган ретивый
Утонул, разбросав все в слякоть.
В этом реве – души мотивы,
И не хочется даже плакать.

Конечно, немножко декаданс, и «виной» тому была учительница литературы Надежда Владимировна – в те годы на Соловки, как известно, сослали многих образованных людей... Учительница и научила Валерия – навсегда – быть требовательным к культуре стиха. Позднее появились любимые поэты-современники: Дементьев, Гамзатов, Вознесенский, но начиналось все с Н.Гумилева: соловецкие поселенцы, к счастью, помнили его наизусть.
Служить в армии Валере довелось в Польше, в войсках Варшавского договора. В его подразделении была гитара, ходившая по кругу, а песни – лирическими, хотя Валерий уже отчетливо понимал и Высоцкого, с его «флажками» и «охотой на волков».
Многое в его дальнейшем творчестве определили встречи, а потом и дружеские контакты с «мэтрами» жанра: Юрием Кукиным, Юлием Кимом, Александром Розенбаумом.
Естественно, с гитарой Валерий не расставался, и даже на свадебной фотографии он снят с невестой и гитарой – инструментом, играть на котором он никогда не учился профессионально. Впрочем свадьбы как таковой не было: ему дали в армии отпуск на 5 дней, и регистрация брака прошла под лозунгом «Медовый месяц – в сжатые сроки», придуманным любящими друзьями-сослуживцами. Жизнь шла своим чередом и как будто не давала поводов для стихо и песнесложения. Закончив институт с отличием и став инженером, Валерий работал в Киеве в знаменитом институте им.Е.Патона, в 1975 году закончил в Москве аспирантуру, занимаясь научной работой в области порошковой металлургии, и вернулся в Одессу.
 Все было как будто хорошо, но... - Стало как-то душно жить, - со вздохом говорит он. Я чуть ли не физически ощутил тот самый пресловутый железный занавес и решил уезжать. В 1976 году подал заявление и получил отказ. Уехать мне удалось только в 1987 году. Но в Америке судьба моя сложилась удачно, я вскоре нашел хорошую работу, и в этом гитара тоже сыграла свою роль: в доме, где мы сняли квартиру, по вечерам собирались гости и часто пели под гитару песни. Один из гостей, работавший в известной компании «Манишевич», порекомендовал мне прийти на интервью, и меня там приняли. Там я работаю и по сей день.
- Валерий, я понимаю, что общественно-важные события – это у вас мощный импульс для творчества. А что еще?
- Пишу о внуке, о своем четвероногом друге, о своих друзьях и для своих друзей из КВН. Дело в том, что после женитьбы я жил в Одессе, в одной коммуналке с Валерием Хаитом, Женей Сташкевичем и другими, а они потом уже познакомили меня с капитанами КВН-овских команд Славой Позднянским, Юрием  Радзиевским.
- А вы сами участвовали в КВН?
- Да, я выступал за команду Днепродзержинска, она, если помните, была очень популярной.

А в Америке я стал постоянным участником слетов различных КСП, но особенно люблю «Синий троллейбус».
Не стану скрывать, я служу не поэтом.
Я песни пишу про любовь и войну.
Рифмую слова, чтоб хватило на лето,
На маленький дождь и большую весну.

Слушать"Не стану скрывать, я служу не поэтом..."
Мне кажется, в отличие от стихов, которые можно почитать в одиночку, песни обязательно должны быть для кого-то спеты. Я горжусь тем, что у меня есть постоянный круг людей, которым мои песни нравятся, и я их с удовольствием для них пою. Это те же Слава Позднянский и Юрий Радзиевский, это великолепный пианист Эрнест Штейнберг, это замечательный доктор Джозеф Клейнерман, который более 20 лет тому назад
пришел на мое выступление и с того дня стремится услышать все, что я пишу. Может быть, потому что многое из моих песен перекликается с его собственной судьбой. В его машине всегда есть один из моих дисков. Доктор Клейнерман, как и я, романтик. Но это не мешает ему оказывать и мне, и многим другим творческим людям, что ни на есть самую реальную материальную помощь, просто так, безвозмездно, в прямом смысле из любви к искусству.
Казалось бы, все в судьбе Валерия Певзнера
сложилось удачно: благополучная семья, работа по душе, творчество и признание слушателей. Евгений Евтушенко дал хорошую характеристику его стихам-песням, помещенным в изданном в Нью-Йорке сборнике поэзии «Нам не дано предугадать...». И все же...
- Жить спокойно я не научился, - замечает Валерий. – Сколько себя помню, все что делаю, я должен сделать так, чтобы быть уверенным: все это правильно, и все это – правда.

Виталий Орлов
Известный в России и США поэт и журналист.
Родился в Харькове, учился и жил по соседству с великой актрисой Людмилой Гурченко.
Ценится своей индивидуальностью и новизной подачи материала.
Работает в содружестве с Владимиром Андреевым
Постоянно печатается в Нью-Йорских газетах



p.s.    Кроме всего прочего - Валерий Певзнер непревзойденный технолог - профи.
Совсем недавно он со своей бригадой удивил не только Америку, но и весь мир.

В этом Вы сейчас убедитесь, заглянув на страничку форума "Новый мировой рекорд Гиннесса".
Не буду больше никого интриговать, просто заходите и убедитесь сами...
ВХОД ЗДЕСЬ
Админ Владимир Данченко





free counters       free counters


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz