Валерий Певзнер
Персональный сайт
Language
   

   

   

Рекомендованный браузер
 Mozilla Firefox
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Бард Топ

Форма входа
Поиск
Пакет "КАШТАН"
Друзья сайта






Старые забытые туристские песни
Песни у костра
festivali.org.ua

Настройка гитары

«...МЕЖДУ БАХОМ И ШАРМАНЩИКОМ КТО-ТО ТОЖЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ... »
                                   Шухрат Хусаинов

«Вы помните, вы все, конечно, помните», но, разумеется, не только эти есенинские строчки, но и бессмертные слова, ставшие песней другого великого поэта Булата Окуджавы «Последний троллейбус» - об одиноком прохожем, который поздней ночью садится в последний «синий троллейбус», надеясь, что его запоздалые пассажиры придут на помощь к терпящему беду человеку.
        И помогали, и прислушивались, и переполняли залы оттаявшие души,чтобы никогда, до самых седин, не разлучаться с любимыми пришельцами с гитарами.
        Как ромашки по весне расползлись по белу свету песни "шестидесятников", среди которых без труда можно было узнать строчки Валерия Певзнера:.

        Нас развела судьба по весям и годам,
        Послевоенных пацанов в отцовских шапках,
        И то, что мы умеем слышать по губам -
        Цена Любви, а не слова в охапку.

        Мы топим души не дровами, а свечой,
        И гасим пламя перед тем как отбываем,
        И грузим памяти вагоны на плечо,
        Пока стоят последние трамваи...

И вот уже не только "Кольский бугорок" на Грушинском, но и "Синий троллейбус", и "Странники",, и "Берег Надежды" постоянно прописались на земле Делаверов, собирая как грибы авторов, исполнителей и благодарных слушателей.

        Одним из бессменных участников этих несмолкающих фестивалей авторской песни, в которых состояли и состоят подлинные звезды жанра: от Виктора Берковского и Александра Мирзояна,Сергея Никитина и Константина Тарасова, Дмитрия Богданова и Галины Хомчик,Вадима и Валерия Мишуков и Олега Митяева,.. и, конечно, до самого Булата Шалвовича, – стал Валерий Певзнер.

        В наше стремительное время называть этих талантливых менестрелей «авторами собственных стихов, исполняемых под гитару» громоздко и утомительно. Потому, наверное,чаще всего можно услышать более короткое и благородное - "барды", что в переводе с Кельтского означает "средневековые странствующие поэты и певцы,слагающие песни."
        Валерий Певзнер твердо следует кредо, высказанному Окуджавой: «Художник видит перед собой единственную задачу – рассказать о себе, выразить себя, поделиться своими впечатлениями об окружающем». Тем и интересен. Своей неповторимой романтикой,приверженностью к Дружбе, именно с большой буквы, острым проникновенным словом, в котором отчетливо слышится каждая запятая, не говоря уже о точках...
        Возникает такое живое чувство, словно их рождает ветер, трогающий струну – сначала души, потом гитары. И тогда у Валерия появляются на божий свет стихи:

        Только что проведал друга,
        Слушал как он подпевал...
        Листья красные из круга
        Перестроились в овал
        И заслушались как в детстве,
        Позабыв, что годы вдруг
        Выбирают из наследства
        Песни те, что любит Друг...

Рождаются стихи и рождаются звуки – звуки, которые бумага, увы, воспроизвести не может.

        Говорят, в морской воде
        Раны лучше заживают.
        Может быть они не знают
        Правды всей про этот день...
        От того не заживают.

        Годом раньше в глубину
        Навсегда спустилась лодка.
        В девяти отсеках кротко
        Жизнь оделась в седину...
        И ушла прямой наводкой.

        Плачет небо день и ночь,
        Наполняя солью раны.
        Между нами океаны,
        Не сумевшие помочь...
        Близнецам и Капитанам.

 Поэт думает и волнуется стихами-песнями, которыми выражает себя, но если повезет найти отзвук в нашей душе, то тогда взволнованы и мы. Валерий Певзнер написал за свою жизнь более трехсот песен, и взволновать слушателя ему удается часто. И сегодня его так называемый "Retirement" во многом обязан сотворению новых песен и поэтических находок.

        Он  взял впервые в руки гитару в 1966-ом, когда ему шел девятнадцатый год.. «Оттепель» была на излете, и поэты-«шестидесятники» брали в руки гитару, как оружие, или приравнивали к штыку «перо», чтобы бороться с начинавшимся «застоем». «Оттепель» застала Валерия в украинском городе Днепродзержинске, где он оказался вместе с семьей: отец-офицер, летчик-испытатель, служил сначала в Китае, а потом на Соловках.
        Именно там, на Соловках, в гарнизонном магазине Валере купили баян. Выбора просто не было - это был единственный музыкальный инструмент, каким-то чудом оказавшийся в этом крае "доски, трески и тоски."
        Но какой там баян, если появился Высоцкий – на громадных бобинах скрипевших ленточных магнитофонов, и устоять против Высоцкого с гитарой было просто невозможно. Однако и подражания не было – было желание сесть рядом и поделиться под гитару своими собственными мыслями: и с Высоцким, и с Визбором, Кукиным, Клячкиным...
        И толчком к этому увлечению, как потом выяснилось, на всю оставшуюся, стала первая любовь:

        За окном ураган ретивый
        Превратил сто дорог в слякоть
        В этом реве – души мотивы
        Ей не хочется даже плакать...

Конечно, немножко декадeс, и «виной» тому стала учительница литературы – в те годы на Соловках, как известно,было сослано  многих образованных людей...
А в Днепродзержинске эту привязанность продолжила Надежда Владимировна, приучившая Валерия – навсегда – быть требовательным к культуре стиха.
Позднее появились любимые поэты-современники: Дементьев, Гамзатов, Вознесенский, но начиналось все с Гумилева: соловецкие поселенцы, к счастью, помнили его наизусть.
Совсем недавно ушел в другой мир Андрей Дементьев и эти строчки Валерий посвятил своему кумиру:

Огромная печаль
На уровне затменья
Средь солнечного дня
И некого корить...
В ней проплывает даль,
Живущая мгновеньем,
Беда кричит: "Огня!!!"
И просит закурить...

Служить в армии Валере довелось в Польше, в войсках Варшавского договора. В его подразделении была гитара, ходившая по кругу, а песни – лирическими, хотя Валерий уже отчетливо понимал и Высоцкого, с его «флажками» и «охотой на волков». Многое в его дальнейшем творчестве определили встречи, а потом и дружеские контакты с «мэтрами» жанра: Юрием Кукиным, Юлием Кимом, Александром Моисеевичем Городницким,Леонидом Новиковым и Сашей Годиным,Володей Кащеевым и Семеном Чудновским. Естественно, с гитарой Валерий не расставался, и даже на свадебной фотографии он снят с невестой и гитарой –  инструментом, играть на котором он никогда не учился профессионально. Впрочем свадьбы как таковой не было: ему дали отпуск на 5 дней, и регистрация брака прошла под лозунгом «Медовый месяц – в сжатые сроки», придуманным любящими друзьями-сослуживцами.  
А жизнь тем временем шла своим чередом...Закончив институт с отличием и став инженером,еще до службы в армии, Валерий работал в Киеве в знаменитом институте им.Е.О.Патона, занимаясь научной работой в области порошковой металлургии, и вернулся в Одессу. Все было как будто хорошо, но... - Стало как-то  душно жить, - со вздохом говорит он. Я чуть ли не физически ощутил тот самый пресловутый железный занавес и решил уезжать. В 1976 году подал завяление и получил отказ. Уехать мне удалось только в 1987 году. Но в Америке судьба моя сложилась удачно, я вскоре нашел трудную, но интересную работу, и в этом гитара тоже сыграла свою роль: в доме, где мы сняли квартиру, по вечерам собирались гости и часто пели под гитару песни. Один из гостей, работавший в известной компании «The B.Manischewitz Co», порекомендовал мне прийти на интервью, и меня там приняли. Там я проработал тридцать!лет, пройдя непростой путь от супервайзера до начальника производства и вышел на пенсию, оставаясь консультантом компании.

- Валерий, я понимаю, что общественно-важные события – это у вас мощный импульс для творчества. А что еще?
    
-  Пишу о внуках,- у нас с Лидочкой их трое, о своем четвероногом друге Bambi,посвятившим нам пятнадцать с половиной лет преданности и безграничной любви,о нашем "спасеныше" Mike, редкой породы Manchester-terrier, о своих друзьях и для своих друзей, среди которых и мои коллеги - КВНщики - Женя Каминский и Слава Познянский, Юрий Радзиевский и Игорь Кнеллер, Олег Филимонов и Юрий Сычев, Владимир Данченко, Виктор Гессен и Виталий Болотинский...И для моих самых верных - доктора Джозефа Клейнермана, спортивного комментатора Эдуарда Лучина, известных конферансье - Володи Андреева и Марка Трубецкого, бессменного попутчика и соратника Володи Ройзмана...Не хочу никого обидеть - пишу и играю для своих слушателей с искренним душевным чувством.
    
- А вы сами участвовали в КВН?
- Да, я выступал за команду Днепродзержинска,- она, если помните, была очень популярной.И мы продолжаем наши встречи по сей день, прерванные на сорок лет из-за моего диссидентства и возобновленные в 2011-ом. Мои однокашники и наши боевые подруги Милочка Чен,  Аллочка Гевло, Танечка Крючкова и Лидочка Кац, как журавли перекликаются со мной, слушают и поют со мной,читают и откликаются на каждую новую страницу из книги "Душа и мысли", которую мы пишем вдвоем с Володей Данченко:
...И душу рвет не ветер вдохновенья,
А круг друзей, сужающися вдруг..."

Нас осталось совсем немного из той памятной команды - светлая память ушедшим так рано Володе Колеснику и Леше Иофану, Саше Аронскому и Юре Гитину, Володе Артамонову и моему младшенькому братишке, так по-настоящему любившему команду с нашего двора...
    
А в Америке я стал постоянным участником слетов различных КСП, - от главного, Большого, до "Синего троллейбуса" и "Странников":
 
Не стану скрывать, я служу не поэтом -
Я песни пишу про любовь и войну.
Шлифую слова, чтоб хватило на лето,
На маленький дождь и большую весну...

 
Мне кажется, в отличие от стихов, которые можно почитать в одиночку, песни обязательно должны быть для кого-то спеты. Я горжусь тем, что у меня есть постоянный круг людей, которым мои песни нравятся, и я их с удовольствием для них пою. Кроме упомянутых выше это великолепные доктора Юлечка Сафьяновская и Зитта Ройзман, пианист Эрнест Штейнберг и не требующие никаких подробностей к представлению -  Вениамин Смехов и Михаил Жванецкий.
И,безусловно, это замечательный врач от Бога Джозеф Клейнерман, который более тридцати лет тому назад пришел на мое выступление и с того дня стремится услышать все, что я пишу.О нем еще раз, с моим огромным признанием и искренностью за тот неоценимый вклад и его бескорыстную поддержку творческих людей,просто говоря "из любви к искусству". Может быть, потому что доктор как и я в душе своей романтик и многое из моих песен перекликается с его собственной судьбой.
     
Казалось бы, все в судьбе Валерия Певзнера сложилось удачно: благополучная семья, работа по душе, творчество и признание слушателей. Евгений Евтушенко дал хорошую характеристику его стихам-песням, помещенным в изданном в Нью-Йорке сборнике поэзии «Нам не дано предугадать...». И все же...
- Жить спокойно я не научился, - замечает Валерий. – Сколько себя помню, все что делаю, я должен сделать так, чтобы быть уверенным: все это правильно, и все это – правда.
Чем лучше закончить мое небольшое вступление к страницам Валерия Певзнера - наверное, его же словами:

И если поймут, что слова для души
Не скованы вовсе, а бродят по свету,
Тогда семь минут из заморской тиши
Придутся на осень, как раз в бабье лето..




 

free counters       free counters


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz